Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Сто лет Октября. На землях станицы ежегодно добывали 23 пуда золота — 368 килограммов

05.11.2017, 16:55      Новости Магнитогорска
Фото: семейный архив Людмилы Никоновой

Станица Магнитная хранит множество исторических тайн.

Из глубины забвения

В 1917 году никто не подозревал, что через пару десятилетий большая часть процветавшей станицы Магнитной исчезнет под водой, а ее население будет подвергнуто расказачиванию…

За мир и нейтралитет

О предшественнице Магнитогорска в советское время постарались забыть. Станичные архивы, увы, не сохранились, и историкам, восстанавливавшим историю Магнитной, приходилось собирать материал из различных источников по крупицам.

В конце 1980-х годов некоторые из ранее засекреченных документов, касавшихся истории нашего города и станицы, попали в распоряжение магнитогорского писателя Владилена Машковцева , руководившего редакцией «История Магнитогорска» при горкоме партии. Именно Владилену Ивановичу было суждено стать первым атаманом возрожденной казачьей общины.

Из книги Машковцева «История Магнитки», основанной на изученных писателем архивах, узнаем, что в начале прошлого столетия «крупное маслоделательное предприятие возникло в станице Магнитной.Казаки-предприниматели поставили на торг 38648 пудов первосортного сливочного масла. На землях станицы паслось сорок тысяч голов скота и добывалось ежегодно 23 пуда золота — 368 килограммов. Да извоз руды с горы давал 60 тысяч рублей».По данным Уральского торгово-промышленного календаря на 1915 год, в Магнитной и ее окрестностях работали пять мельниц, процветала торговля промтоварами, земледельческими машинами и орудиями. «Девяносто пять процентов казаков станицы Магнитной были «справными, состоятельными», как позднее их назвали − зажиточными, кулаками, хотя многие их них не пользовались наемным трудом», − писал Владилен Машковцев.

От него же узнаем, что казаки Магнитной в 1917 году против новой власти не выступили и в общей массе старались сохранить нейтралитет и избежать кровопролития. «Нет никаких оснований считать станицу Магнитную красногвардейской или белогвардейской опорой», − читаем у Машковцева.

В ноябре 1917 года в станице появилось первое «подобие Совета», однако власть сохранял и станичный атаман, подчинявшийся атаману Оренбургского казачьего войска генералу Александру Дутову, представителю белого движения.

Из «Истории фабрик и заводов»

Владилен Машковцев, создавая свою книгу, знакомился не только с воспоминаниями первостроителей нашего города: одним из источников стали неизданные главы истории Магнитки знаменитого писателя и литературоведа Виктора Шкловского, написанные им по личному поручению Максима Горького в 1930-х. Работа Шкловским была проведена в рамках создания «Истории фабрик и заводов СССР». Известно, что Виктору Борисовичу доводилось беседовать не только с казаками Магнитной – участниками Гражданской войны, но и с представителями командного состава красных – Василием Блюхером, Николаем Кашириным и другими. Пригодились Шкловскому и материалы писателя Евгения Федорова, партизанившего в Гражданскую войну на Урале.

«В станице Магнитной Дутов останавливался один раз — в начале февраля 1918 года, − писал Шкловский. − В другой раз был мимоходом, как при бегстве. Богатые станичники встретили его хлебом-солью. Но значительной помощи атаман в станице не получил: только триста лошадей и полсотни добровольцев. Станица Магнитная Дутову не понравилась.Он разразился на митинге бранью:

— Где же ваша помощь, казаки? Вы дали мне 300 плюгавых кобыл, 50 голодранных казаков, а у меня выманили 200 винтовок и 10 ящиков с патронами. Ваш нейтралитет приведет к тому, что победят большевики. Да образумит вас Бог!

Станица Магнитная при всем своем классовом расслоении осталась в сущности нейтральной. Когда Михаил Васильевич Калмыков вошел 1 апреля 1918 года в станицу Магнитную с отрядом красных, его встретили, как и Александра Ильича Дутова, хлебом-солью на рушниках».

Потом станицу атаковали дутовцы, в результате погиб примкнувший к красным десяток казаков, были расстреляны 12 красноармейцев и председатель Совета Магнитной Дмитрий Чумляков. Затем в Магнитную пришел отряд Николая Каширина. Тогда, как писал Шкловский, «казак Кондрат Жаринов потребовал на сходе казни некоторых членов Совета и казаков из отряда самообороны, которые придерживались нейтралитета. Но Каширин погасил страсти своим выступлением:

— За нейтралитет казнить нельзя. Многие из вас знают моего отца Дмитрия Ивановича Каширина — атамана в Верхнеуральске. Он тоже держит нейтралитет по тактическим соображениям. И чтобы не пострадали женщины, дети, дома наши. Революция должна нести не зло, а волю, добро, справедливость. Все нейтральные казаки, по сути, красные».

От кровавой даты

Однако нейтралитет и миролюбивые настроения не спасли казачьего сословия. 24 января 1919 года свет увидела секретная директива (циркулярное письмо) Оргбюро ЦК РКП(б), утверждавшая, в частности, необходимость поголовного истребления верхов казачества и богатых казаков, к среднему казачеству предполагали принять все те меры, которые бы гарантировали его от попыток выступления против власти.

Как показало время, жертвами геноцида стали более трех миллионов человек – от новорожденных детей до глубоких стариков. Те, кто выжил, попали в ссылку, лишились родного дома. Только в 1930-х истребление казачества пошло на спад, а в годы Великой Отечественной войны в сражения с фашистской ордой вступили казачьи части.

Как свидетельствует Владилен Машковцев, в августе 1919 года красные начали наступление на Верхнеуральск, станицу Магнитную.«Бои были тяжелыми, с артиллерийским и пулеметным огнем, конными атаками, рукопашными схватками. На Ежовском холме, горе Березовой, Сосновой, Карадырке, Черной речке схватки отличались особой ожесточенностью. Окрестности горы Магнитной обильно политы кровью». Тогда казаки разделились: часть воевала против красных, часть – на стороне большевиков.

Атаман станицы Дмитрий Феофанов и после кровавой директивы «при полной поддержке казачьих сходов объявлял, что мы, магнитские, были и будем нейтральными, − писал Машковцев. − После ожесточенных сражений под горой Магнитной белоказаки отступили, захватив с собой свои семьи, жен и детей».

Красные вошли в станицу Магнитную 30 августа 1919 года, разграбили магазины, склады, расстреляли из пулеметов отару овец, взорвали мельницу, сожгли две маслобойни, а «реквизированное в закромах Починских зерно за неимением подвод для вывоза высыпали в речку». Тогда пострадал атаман Дмитрий Феофанов, были расстреляны священник Александр Добролюбов и молодые казаки, не пожелавшие сражаться ни за белых, ни за красных.

В 1920 году Магнитная пережила нашествие саранчи, от бескормицы начался падеж скота. Все имевшиеся продовольственные запасы изымали продотряды. Поэтому в 1921 году в станице свирепствовал голод, при этом жителей не выпускали на выезд – якобы были даже установлены вышки с пулеметами. Жители Магнитной вымирали сотнями.

Советская власть окончательно утвердилась в станице, 9 сентября 1920 года был создан Магнитный райком РКП(б), 1 мая 1921 года в Магнитной была организована праздничная демонстрация. В ноябре 1924 года там создали первый райисполком, председателем которого стал Григорий Чунин.

Атаманская доля

О судьбе последнего магнитского атамана Дмитрия Феофанова рассказала «Магнитогорскому рабочему» Людмила Никонова, его правнучка, проживающая ныне в городе Усть-Илимске Иркутской области.

«Про своего прадеда я знаю немного, так как в нашей семье это была запретная тема, − пишет Людмила Евгеньевна. − Дмитрий Петрович был избран на должность атамана станицы Магнитной против своей воли в 1914 году после переизбрания Петра Ханжина, который был атаманом с 1905 по 1914 год. Дмитрий Петрович считался строгим, но справедливым атаманом, людей не обижал, с плеча не рубил, хотя был наделен властью.

В начале 1918 года к нему пришел казак с повинной, ведя своего сына, который подался к красным. Это считалось в Магнитной позором. Атаман мог поступить круто: расстрелять или повесить, но он только постыдил юношу, да так, чтобы тот не обиделся. Когда красные объявили террор, этот «красный казак» предупредил атамана, что того ожидает ссылка или, того хуже, расправа, что нужно бежать.

Недолго прадед мой атаманствовал, вскоре он вынужден был отступать с войском казачьего командира Дутова. В панике он взял с собой младшего сына Александра, подростка 14 лет. С ними также отходил казак Ефим Иванович Гуленко. Дмитрий Феофанов в дороге заболел и умер от тифа. Гуленко вместо гроба сплел из прутьев короб и скромно похоронил погибшего казака. Ефим Иванович и сын атамана вернулись в станицу. На долгие годы ангелом-хранителем для Александра стала его старшая сестра Ольга. Она спасла всю семью от ссылки и репрессий, выйдя замуж за коммуниста Петра Иванова. Ольга Дмитриевна всю жизнь хранила тайну об отце. В станицу Магнитную старинный род Феофановых пришел с Терека, где верой и правдой служили царю и Отечеству, охраняя российские границы».

Окончание следует

Елена КУКЛИНА / Служба новостей «МР» © Фото: семейный архив Людмилы Никоновой
Источник: www.mr-info.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования